?

Log in

No account? Create an account
Журнал Khapuga. Кое-что об экономике и финансовых рынках.
Как победить инфляцию? 
30-сент-2009 05:26 pm

Считаю, что монетарная политика куда важнее, чем все другие составляющие экономической политики. Это относится почти к любому государству. Нет спора, важна борьба с инфляцией, правильное законодательство, суды и минимум коррупции, плюс сбалансированный бюджет. Но монетарная политика - это то, что находится на первом месте в моем списке. И мне кажется, в СМИ и в среде экономистов есть недостаточное внимание к этой проблеме в России. Причина, возможно, в том, что журналисты и обозреватели по большей мере не имеют специальных знаний или не могут применить эти знания. Похоже, далеко не все политики в нашей стране осознают первостепенность действий ЦБ РФ по сравнению с другими составляющими экономической политики.

Также считаю, что монетарная политика в нашей стране последние два десятка лет была неправильной и остается не совсем верной сейчас. Поэтому продолжаю думать и писать в блог об этой теме.

Инфляция всегда монетарна, то есть вызывается исключительно тем, что печатаются деньги. Путин вчера на конференции “Russia Margin Calling!” объявил, что ЦБ РФ будет проводить жесткую антиинфляционную политику (что, правда, противоречит его же заявлению 11 сентября в Валдае о том, что власть не допустит сильного укрепления рубля).

Но инфляция может быть живуча и победить ее сложно. Почему? Потому, что сказываются ожидания экономических агентов. Ниже представлена классическая модель AS-AD, описывающая этот случай (это начальный уровень макро, до более высоких я еще не дорос)). Предположим, что изначально экономика находится в точке 1 и в экономике наблюдается высокая инфляция. Бизнес, население знает, что есть инфляция и постоянно индексирует цены наверх и требует повышения зарплат, так, чтобы доходы оставались постоянными в реальном выражении.
 
Таким образом, кривая агрегатного предложения постоянно растет, AS сдвигается в АS'. Если правительство не будет продолжать печатать деньги, кривая совокупного спроса останется на прежнем уровне (АD), что отразится в растущих ценах и падающем объемы экономического выпуска. Экономика перейдет из точки 1 в точку 2. Таким образом, у правительства есть дилемма:
(1) Можно продолжать печатать деньги с той же скоростью, чтобы вернуть экономику в режим полной занятости и естественного выпуска, так, что кривая AD смещалась в состояние AD' и пересечение было на точке 3. Но тогда инфляция сохранится.
(2) Перестать печатать деньги и терпеть падение экономики до тех пор, пока в долгосрочном периоде экономические агенты перестроятся, откажутся от инфляционных ожиданий и перестанут индексировать цены наверх. Долгосрочно экономика сама приспосабливается и возвращается к естественному выпуску. Есть только одна беда – понятие «долгосрочно» в экономике предполагает сроки в несколько лет, скажем, больше 3-5 лет (долгосрочно, это когда приспосабливаются не только факторы оборотного капитала, цен и зарплат, но и капитального характера).
Политика печатания денег, чтобы не допустить экономический спад в условиях ожиданий роста цен, называется «политикой уступок». Правительству приходится потакать ожиданиям частного сектора, что консервирует инфляцию. Какой может быть выход?

(1) Можно перестать печатать деньги и смотреть на экономический спад, т.е. оставаться в точке 2, пока агенты в экономике «не научится» тому, что большая инфляция прошла. Возникают также опасения, что экономика может упасть даже больше, чем предполагает логика графика AS-AD . За счет негативного шока агрегатный спрос AD также может упасть и запуститься порочная спираль спада (прежде всего, по каналу падающих инвестиций).
(2) Правительство может быть даже жестче чем в первом случае. Можно убрать часть лишних денег с рынка, снизить денежное предложение, что уронит кривую AD при продолжающей повышаться кривой АS. А это еще больше усугубит спад по сравнению с политикой прекращения уступок и создаст даже больший шок. Но в этом случае инфляционные ожидания будут убиты гораздо быстрее. Именно так сделал Пол Волкер в 1981-1982 годах, задушив американскую «Большую инфляцию» 70-х.
 
На языке центральных банкиров «повысить ставки» означает примерно то же, что и «снизить денежное предложение», поскольку это делается через «операции на открытом рынке». Мы видим, что в США ставки поднимались дважды – первый раз в 1980-м году, второй – после 1981 года. Причем, только со второго раза ставки стали выше темпов инфляции (как это требует правило Тейлора при прочих равных).  И только тогда инфляция уверенно пошла вниз.
 
Реакция ВВП была соответствующей - после первого повышения ставок экономика начала падать в 1980 году. Видимо, испугавшись того, что натворили, ФРС резко снизил ставку и экономика воспрянула на рубеже 1980-1981 года. Это – форма политики уступок. Но затем, в 1981 году ФРС снова задрала ставки до 20% и стала держать их намного выше инфляции. Чем и вызвала новый спад в 1981 и 1982 году.
Колебания денежного предложения по М1 примерно отражают, этот процесс. Снижение темпов в 1980 году ниже 5% - это период повышения ставок. Экономика ответила вполне во фридмановском стиле – меньше денег, меньше выпуск. Затем темп роста денежного предложения рос до середины 1981 года, а экономика отвечала в стиле – больше денег больше роста ВВП (рефляция). Второе повышение ставок ФРС до 20% вновь уронило темпы роста денежного предложения до 5% и с его снижением начала падать экономика, оставаясь неустойчивой и в 1982 году. Но темпы инфляции последовательно снижались.

ФРС в начале 80-х очень резко дергала рулем, это и был «шок Волкера». С инфляцией можно бороться, но снижая ее постепенно, не создавая подобных экономических шоков. Экономисты называют такой подход «градуализм» (gradual = постепенный). Он относится не только к борьбе с ростом цен, но и к другим действиям центрального банка.
Бен Бернанке называет подход резкого дергания рулем «bang-bang solution» или «cold turkey» approach» (что в английском означает не постепенное, резкое прекращение употребления наркотиков, алкоголя, лекарств). Бернанке называет следующие причины, почему это важно: (1) неопределенность в том, как повлияют изменения ставки заставляет делать это постепенно, кроме этого есть запаздывание реакции экономики и запаздывание и неточность статистики (2) медленные изменения короткой ставки лучше влияют на долгосрочные ставки, которые более важны для экономики (3) градуализм уменьшает риски финансовой стабильности, поскольку у финансового сектора меньше неопределенности.
Правда, «градуализм» и постепенность не всегда могут иметь место, в случае пожарной ситуации, центральный банк может действовать быстро используя упреждающую политику, «preemptive policy» (аналогия: резко вывернуть руль в обратную сторону в случае заноса; сейчас Бернанке ведет себя скорее как «крутой водитель»).

Российская нынешняя денежная политика, по сути, напоминает случай «cold turkey»– денежное предложение у нас многвенно перешло из состояния большого плюса в большой минус. «Из огня да в полымя». График М2 находится в состоянии -8% yoy практически весь год. Обе составляющие М2 – наличные рубли на руках населения и безналичные показывают практически одинаковую динамику год к году. У населения и бизнеса меньше рублевых наличных на руках примерно на 8%, чем год назад. Рублевых депозитов стало меньше 8%, чем год назад. В результате, банки имеют меньшую рублевую ресурсную базу и выдают меньше рублевых кредитов.
 
ЦБ РФ у нас только собирается таргетировать ставки и поэтому на данном этапе приходится следить за количеством денег, чем анализировать ставки (уж не анализировать же ставку рефинансирования на самом деле!). Денежная политика в России с начала года остается рестриктивной (жесткой). Власти завели страну в подобную ситуацию не совсем сознательно – это прямое следствие валютной политики. Похоже, она получилась случайно.
Ставка, по которой наши российские банки кредитуют друг друга сейчас невелика. Моспрайм овернайт в России не поднимался выше 10% с мая, когда ЦБ слегка увеличил денежное предложение, в т.ч.  купив $19 млрд. Глядя на ставки МБК можно спросить, а где же жесткость денежной политики?
Критерием жесткости должны быть ставки, по которым реальный сектор получает кредитные ресурсы, а не ставка МБК. Если нормальная ставка кредитования остается на уровне под 20% на сроки меньше года и даже для КАЧЕСТВЕННЫХ заемщиков с хорошими залогами. Если ставки привлечения банками остаются на уровне под 15%, то именно – вот это и есть жесткость. В духе кривых спроса и предложения: меньше кредитов при неизменном спросе на них означает, что цена кредита резко возрастает – т.е. растет процентная ставка.
У меня есть подозрение, что краткосрочно спрос на кредиты мало эластичен, т.е. рост ставки не сразу снижает спрос на кредиты, поскольку инвестпроекты длинные и не могут резко прекращаться. Многие проекты финансировались краткосрочными займами, такова структура нашей финансовой системы – длинных денег мало, почти нет. Поэтому старые займы приходится замещать новыми дорогими и отказаться от них сложно.
 
И причина жесткости денежной политики – недостаток рублей. Даже сейчас, количество «базовых» денег на 8.2%ниже, чем год назад (1 сентября yoy). Ступенька денежного предложения, случившаяся в начале года – это реакция ЦБ на бегство в валюту.
Хуже этого – жесткая рублевая политика ЦБ стала причиной возникновения плохих долгов.
Конечно, есть соблазн свалить ответственность на закредитованных девелоперов или автодилеров. Есть соблазн свалить все на международный кредитный шок и на мировой кризис. Но если вы уменьшаете ресурсную базу банков, лишаете экономику части кредита, то шок неизбежен. Банки вынуждены рационировать оставшуюся кредитную ресурсную базу между теми, кто надежнее и кто нет. На всех не хватит. Недвижимость лишилась подпитки от ипотеки, девелоперы были вынуждены срочно распродавать то, что у них осталось. А это нарушило привычную работу рынка. Спрос на недвижимость усох, предложение возросло, а часть предложения недвижимости стало неэластичным по цене просто потому, что нужны деньги.
Цены недвижимости пошли вниз, заметьте, провал рублевых цен индекса ИРН по московскому жилью приходится на 31 января 2009 года, отнюдь не на осень. Когда цены недвижимости падают, то у покупателей возникает стимул подождать еще в ожидании «дна». Так, снижение денежного предложения загубило строительство и девелопмент.
Как в игре танцами вокруг меньшего количества стульев, чем людей, когда перестала играть музыка, кому-то пришлось покинуть площадку. Но задача ЦБ должна состоять также и в том, чтобы поддерживать стабильность кредитных рынков и не допускать подобных шоков.
Можно заявлять, что недвижимость была слишком дорога. Да, с моей точки зрения это так. Но лучшее решение было бы в том, чтобы позволить рынку самому урегулировать спрос и предложение, чем разорять и вгонять в ступор целую отрасль, да и всю оставшуюся экономику.
Просрочка по банковским кредитам во многом является следствием монетарной политики, сократившей рублевй кредит. Точно также, ускоренное падение экономики в 1-м полугодии 2008 это следствие сжатия рублевого кредита, то есть монетарная проблема. Напомню, что 6/7 провала 1-го квартала 2009 года пришлось на одну компоненту – распродажу оборотных средств бизнесом, которые пытались получить больше рублей.
 
Опросы «Института экономики переходного периода» иллюстрируют то, как изменилась доступность кредита. Ноябрь, декабрь и январь – период минимумов доступности, когда порядка 20% предприятий могли нормально получить кредит по сравнению с 70-80% до кризиса (и даже, октября). Есть разные факторы, почему упал так кредит – часть рублевых инвестиционных ресурсов страны пошла самым непродуктивным способом – на покупку долларов, то есть не превратилась в инвестиции, траты в стране. Эти доллары лишь в небольшой части участвовали в кредитовании страны.
Другой фактор – прекратилось кредитование российского бизнеса зарубежными банками, поскольку они сами впали в ступор. Но задача ЦБ скорее состоит в том, чтобы компенсировать недостаток внешнего кредита, чем усугублять кредитование своими действиями. Политика стабильного рубля связала руки политикам и ЦБ и в начале года они оказались в патовой ситуации. 

Что можно было осенью-зимой сделать иначе? Можно было продолжать поддерживать стабильным денежное предложение или даже нарастить его. Для этого необходимо было бы прекратить интервенции в январе и бегство из рубля в валюту остановилось бы куда позже, чем в январе, и, наверняка, на уровнях заметно за 40 рублей за доллар. Возможно, тогда бы из страны ушло бы гораздо больше капитала. Но тогда бы кредитный шок мог быть меньше, чем есть сейчас. 
Чисто гипотетически, можно было вообще не тратить валютные резервы на интервенции, а предоставить валюту из резервов российским банкам, так чтобы они могли перекредитовать реальный сектор с выпадающим внешним кредитом. Эти средства позволили бы заместить выпадающие валютные пассивы российских банков (которым также пришлось отдавать долги). Кстати, это решило бы проблему «слишком большого валютного долга российских предприятий», как ее формулировали осенью 2008. Мне сейчас кажется, это было бы самое лучшее решение.
Как бы то ни было, все альтернативы сводятся к тому, что надо было перестать проводить поддерживающие рубль интервенции и отправить его в более свободное плавание. Но этого не было сделано и нам остается только рассуждать «если бы, да кабы».

Как можно изменять монетарную политику сейчас - не менее важный вопрос. ЦБ продолжает держать низким денежное предложение. Насколько это оправдано? Экономика, конечно, приспосабливается к новым условиям. Бизнес, который лишили кредита, банкротится. Кредиторы и акционеры теряют собственность. Но реальные активы (станки или грузовики) никуда не пропадут, и в конечном итоге будут работать в нашей экономике на увеличение ВВП. Жаль лишь упущенного времени.
Сейчас мы видим «зеленые ростки» и в российской экономике, несмотря на нынешнюю монетарную политику. Но что также важно, российские банки имеют пассивы в иностранной валюте, которые составляют порядка 30% всей депозитной базы.
 
Валютная составляющая находится вне влияния Центробанка, более того, она увеличилась в ходе девальвации. Поэтому снижение рублевого предложения, уменьшившее рублевый кредит было компенсировано приростом валютного кредита. (Напомню, комбанки должны выдавать кредиты преимущественно в той валюте, в какой получили ресурсы, поскольку величина дисбаланса - валютная позиция - ограничена регулятором). Валютные ресурсы смягчают жесткость денежной политики, но брать в них кредиты сейчас могут немногие – для этого надо иметь крепкие нервы. Далеко не все думают как я, что рубль – сильная валюта.

Вернемся к первому графику AS-AD и к не-градуалистской позиции ЦБ. Российская экономика находится далеко от состояния полной занятости и естественного выпуска. ЦБ монетарным способом уронил кривую АD, при том, что агенты сохраняли инфляционные ожидания и индексировали AS наверх. Определенно, сейчас есть большой гэп выпуска по сравнению с потенциальным. Если ситуация останется таковой как сейчас, а, судя по действиям власти и заявлениям Путина это выглядит так, то мы увидим продолжение падение инфляции. Именно это и дает мне основания заявлять, что период большой инфляции закончился, поскольку с этой низкой инфляцией мы уже скоро войдем в режим инфляционного таргетирования, который намечен на 2011  год. Если за оставшийся год власти не вернутся вновь к политике нестерилизованных валютных интервенций, чтобы «сохранить конкурентное преимущество дешевого рубля», и «инфляционное таргетирование» будет введено, то инфляция навсегда (почти навсегда) останется ниже 10%.

Мне кажется, что власть могла выбрать этот путь. У монетарных политиков дилемма: либо прибить экономику вместе с инфляцией, либо жить с инфляцией, следуя политике уступок. Третий путь тоже есть, это последовательное, градуалистское снижение темпов роста денежного предложения без шоков, и эта возможность мне кажется лучшей среди всех. Тогда инфляция будет снижаться постепенно, вместе с инфляционными ожиданиями. Градуализм не предполагает подобных шоков, какой имеем сейчас. Но на такую политику борьбы с инфляцией могут потребоваться годы.

Поскольку политика стабильного рубля уже загнала ЦБ в тупик и уже привела к монетарному шоку и падению денежного предложения а-ля Волкер 1980-82, то можно потерпеть и дальше. Зато с политической точки зрения все тяготы экономики можно списать на кризис, на проклятых американцев, которые жили не по средствам и так далее. ЦБ РФ, политики и Путин формально окажутся не при чем, и решат важную задачу – победят хроническую русскую инфляцию. В этом и есть хорошая новость – на это потребуются не годы, а месяцы. И уже со следующего года мы будем жить с темпами роста цен ниже 10%. Нет худа без добра.

Comments 
(Удалённый комментарий)
30-сент-2009 02:43 pm
В известной формуле V получается чисто бухгалтерским способом, поскольку все остальные компоненты можно измерить, а V - нет.
Предположите ситуацию, что М влияет на P c с определенным, изменяющимся во времени лагом. Иногда рост М сразу вызывает рост Р, а иногда с большим запозданием. Это не самое дурацкое предположение. Тогда при примерно стабильном Q мы будем получать постоянно изменяющееся V и будет казаться, что V нестабильна. раз уж мы ее вычисляем при известных других переменных. Тогда как долгосрочное значение V, то есть после того как отработают лаги денег может быть и стабильным и нестабильным. Мы этого не знаем наверняка. ОК?

Бизнесу всегда нужны долгосрочные деньги и желательно подешевле, я не согласен с тезимос, что "бизнес боится долгосрочных инвестиций". Может быть все наоборот - он не может их делать потому, что дорого или не дают надолго. Капитал за рубеж вывести и что с ним делать?
Я в 2001-2008 видел совершенно обратную ситуацию - капитал в страну заводили, а не выводили. Нетто.

Про инфляцию ниже 10% можно поговорить через полгода.
30-сент-2009 01:50 pm
Поправьте...

"Если правительство не будет продолжать печатать деньги, кривая совокупного предложения останется на прежнем уровне (АD)"

Речь про Дэманд есеесно...
30-сент-2009 02:08 pm
"Таким образом, кривая агрегатного предложения постоянно растет, AS сдвигается в АS'. Если правительство не будет продолжать печатать деньги, кривая совокупного предложения останется на прежнем уровне (АD), что отразится в растущих ценах и падающем объемы экономического выпуска. Экономика перейдет из точки 1 в точку 2."

Кривая то растёт но supply сокращается. и кривая предложения не AD... поправьте...
30-сент-2009 03:36 pm
На языке центральных банкиров «повысить ставки» означает примерно то же, что и «снизить денежное предложение», поскольку это делается через «операции на открытом рынке».

На мой взгляд, Вы недооцениваете создание кредитных денег банковской системой. Центробанку сложно повлиять на денежную массу напрямую, так как "его" инструмент - базовые деньги. Соответственно, изменить денежную массу можно попытаться двумя путями: изменить денежную базу, что при сохранении того же значения мультипликатора даст желаемое изменение массы (описанный Вами способ), либо повлиять на сам мультипликатор, вызывая изменение массы при неизменной базе. Механизм воздействия на денежную массу с помощью процентных ставок скорее близок к второму варианту. Не так уж жаловали центробанки резкие количественные вмешательства на уровне денежной базы до современной моды на квантитативные изинги :)
Но если банки не готовы кредитовать - хоть триллион им нарисуй, они так и оставят его на счетах в ЦБ, в лучшем случае направят в гарантированные государством активы или надуют очередной пузырь, что мы собственно неоднократно и наблюдали, и не только у нас.
30-сент-2009 04:43 pm
Нет, не думаю, что недооцениваю. У меня есть текст на эту тему - размножение денег в российских условиях, слегка стесняюсь выкладывать ли, поскольку не всем интересно. Основная мысль - мультипликатор М2/МБ в России остается примерно постоянным, даже несмотря на идущий кризис. Он на удивление стабилен.

Американские триллионы избыточных банковских резервов не превращаются в кредиты, это правда. Как и британские, стран ЕС или в Япониии. Но в России практически каждый новый рубль мультиплицируется и превращается в соответствующее количество кредитных рублей.
Так что у нас хотят банки кредитовать и до пузырей нам далеко как до луны пешком.

Проблема с деньгами одна - ни М1 ни МБ или М2 с М2Х не являются хорошим измерением того, что есть деньги в экономике. Это не я сказал, а Джон Тейлор и я не могу не согласиться.
Правильный путь: получение обратной связи через ставки центральными банками нужно ли добавить больше денег или убрать через открытые операции. Это позволит понять действительный спрос на деньги. Но для этого также должен работать трансмиссионный механизм - длинные ставки должны устанавливаться участниками рынка через ожидания в т.ч. коротких ставок. В нашей стране это вряд ли работает, поскольку даже короткие ставки только лишь начинают как-то управляться ЦБ. Когда дорастем до операционных целей ЦБ по таргетированию коротких ставок, я обязательно буду за ними следить. А пока приходится следить за количеством денег. Длинные ставки более важны для экономики, чем короткие МБК, а пока они слишком высоки. Это мой главный довод что политика слишком жесткая.
1-окт-2009 08:02 am
"Так что у нас хотят банки кредитовать"

И что им мешает? Вы говорите - мало базовых денег. Хорошо, допустим. Денег нет, кредиты выдавать не из чего. Но тогда почему банки охотно покупают ломбардные облигации и ОФЗ (обратите внимание, как в сентябре активизировался минфин http://minfin.ru/common/img/uploaded/library/2009/09/svodnaya_tablitsa_po_rez-tam_provedeniya_auktsiona2009+.pdf)? Почему банки громогласно объявляют "дайте госгарантии - будем кредитовать"?
Как так получается - для заемщиков денег нет, а для минфина и "ломбардников" они есть, причем даже относительно низкая доходность не смущает? Да очень просто - банки не готовы брать риски заемщиков, а не денег у них нет... Покупая облигации, банки не столько используют репо в цб, сколько запускают классический механизм создания кредитных денег: средства поступают на счета заемщиков в банковской системе и нормально мультиплицируются без особого внешнего вмешательства. Точно так же могли бы мультиплицироваться через кредиты, только не хотят банки этих рисков...
Длинные деньги создаются самими банками и иными агентами (недавно пытался проиллюстрировать это простенькой задачкой, правда, судя по обсуждения мораль все же осталась за кадром :) http://wolf-gr.livejournal.com/87137.html). И отсутствие длинных денег означает в основном отсутствие желания соответствующие риски принимать.

Есть еще один важный момент - спрос на кредиты и его зависимость от ставок, но об этом пока не буду. Насколько я понял, в Вашем логическом построении упор сделан на количественном аспекте денежной политики - его и обсуждаем.
1-окт-2009 08:13 am
Я тебе уже не раз указывал, что твой "постоянный" мультипликатор М2/МБ и анализ динамики МБ, на которых ты строишь свои выводы о жесткости монетарной политики, недостатке денег и "мультипликации" денег преимущественно по воле ЦБ, совершенно абсурдны по содержанию. Наличные деньги составляют значительную часть М2 и тем более МБ. Деля одно на другое (Наличка+a)/(наличка+b) ты конечно получишь относительно стабильную цифру, динамика которой говорит только о предпочтениях безналичных и наличных рублей у населения. Наличка преимущественно лежит за пределами банковской системы не участвует в установлении ставок, доступности кредита, ликвидности банков и т.п.

Если первоначальная посылка неверна, то всё остальное оказывается спорным.

не тратить валютные резервы на интервенции, а предоставить валюту из резервов российским банкам, так чтобы они могли перекредитовать реальный сектор с выпадающим внешним кредитом. Эти средства позволили бы заместить выпадающие валютные пассивы российских банков


Проблем с недостатком валютных пассивов у банков не было, как раз их становилось всё больше (рублевые счета все конвертировали в валютные). А вот валютных активов банкам не хватало, поэтому ЦБ дал банкам много рублей (где ж тут жесткость), а банки на эти рубли купили у ЦБ валюты, чтобы сбалансировать свою валютную позицию. Твое предложение - дать банкам из ЦБ одновременно валютный пассив и актив - может помочь расплатиться с внешними кредиторами, но не решит проблем с внутренними. Как раз основная проблема была с внутренними сбережениями, стремящимися в валюту (за рубеж в кризис утекло совсем немного).

Про «тратить резервы на интервенции» я рисовал вот такой график. Долларизация была очень низкой перед кризисом (~20%) и без интервенций со стороны ЦБ курс рубля взлетел бы запросто в 2-3 раза при восстановлении долларизации до 40% (в среднем после кризиса 1998 она была >30%), что привело бы к гораздо худшим последствиям (а-ля 1998 год)
30-сент-2009 05:48 pm
скажите, как без инфляции можно было перейти от з/п $80 и пенсии $30 в 90-х годах, к более менее адекватным? Все время укреплять рубль или как ?
30-сент-2009 06:23 pm
Кто его знает, что правильно.
Я думаю, что надо дать работать рынкам и частному сектору, раз уж выбрали в начале 90-х капитализм вместо социализма.
Вот только неправильная монетарная политика государства, печатание денег для покрытия дефицита, скупка долларов на свеженапечатанные рубли создавала постоянную огромную инфляцию.
В результате мы имеем недоразвитую финансовую систему, недоверие рубля и склонность населения сберегать в самых неэффективных с т.з. общей экономики вещах - наличных долларах. В результате из страны бежит капитал, поскольку тут, в рублях сберегать страшно. А ну как бывало в 91-93, как слизнет корова языком все накопленное.

Все это создавало плохие условия для работы бизнеса. Бизнесу нужны ресурсы для инвестиций, а их не было. Инфляция и нестабильнсоть цен - большое зло. И бороться с ним надо обязательно. Тогда и экономика порастет и налоги и пенсии тоже.
2-окт-2009 09:22 am
Сделаю несколько ремарок.
1. Не следует забывать, что рост денежной массы - это одновременно инфляционный налог, более простой чем другие налоги.
2. Если смотреть книгу макроэкономики под авторством Бернанке, то денежный мультипликатор базируется на двух коэффициантах, про один из которых часто забывают - коэффециент депонирования - отображает желания населения размещать депозиты. То бишь на денежную массу значительно влияет доверие.
3. Превышение фактических резервов над теми которые может планировать центральный банк вызвано стахованием от рисков. Застовлять коммерческие банки кредитовать означает делать очень неустойчивой банковскую систему.
1-окт-2009 01:20 pm - Предложение
Ну поскольку лично я считаю монетаризм частным случаем и регулярно вступаю с Вами в прения по поводу природы инфляции (а я считал и считаю, что инфляция может формироваться и немонетарными факторами тоже), то предлагаю ставку:
Приз - бутылка Krohn. (по выбору проигравшего)
Спорим по поводу "со следующего года мы будем жить с темпами роста цен ниже 10%"
Дата экспирации: 1 апреля.
Считаем инфляцию в режиме YtoY.
Я считаю что будет больше 10%
1-окт-2009 04:02 pm - Re: Предложение
Не знаю, что такое Krohn, я провинциал, практически деревенщина :) Если это не беспредельно дорогая штука (просветите чем рискую), ок, давайте забьемся. Предлагаю слегка модифицировать 1 апреля на дату публикации мартовского CPI, это чуть позже, где-то 15 апреля, точно могут сказать завтра. Начало месяца срок ни туда, ни сюда - февральская будет уже опубликована, а мартовской еще не будет.
2-окт-2009 09:23 am - Re: Предложение
Посмотрел, данные по потребительской инфляции публикуются 7-9 числа каждого месяца. Предлагаю забиться до публикации данных по мартовской инфляции, т.е. примерно до 10 апреля.
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
This page was loaded май 20 2019, 10:24 pm GMT.